Золото Монголии: тернистый путь нинздя.

все о поиске золота, золотых самородков

Золото Монголии: тернистый путь нинздя.

Сообщение curiosity » 20 июн 2014, 11:27

Золото Монголии: тернистый путь нинздя.
Государство предпочитает не запрещать деятельность старателей, а предложить им понятные "правила игры".
Изображение
Монголия переживает старательский бум. По неофициальным данным, в Монголии насчитывается более ста тысяч "шахтеров-любителей", а это около четырех процентов населения страны. И эта цифра все время растет. Обычно их называют Черепашками-ниндзя, потому что они проводят по 12 часов, согнувшись в три погибели, по колено в воде и как панцирь таскают на спине свои лотки из зеленого пластика. Они стали социальным явлением Монголии, поэтому неудивительно, что многие крупные издания мира посвятили этой теме свои репортажи. Фрагменты этих материалов мы приводим сегодня на страницах "Кладоискателя".


Поиск золота и добыча золота в Монголии Как можно добывать золото. Добыча золота. Основная масса монгольских «ниндзя» — это бывшие пастухи, давно бросившие свое традиционное занятие. Они продали или потеряли весь свой скот и стали заниматься добычей золота.

Четыре процента


Уже в сотне километров от монгольской столицы, Улан-Батора, в скалистых степных окрестностях города Борнуур, большинство дорог не имеют покрытия. Жизнь здесь очень мало изменилась с тех времен, когда девять столетий назад по этим грунтовым дорогам передвигалась орда Чингисхана. Однако теперь в этих малонаселенных степях разрастается новая орда, уже насчитывающая более 100 тысяч бывших пастухов, разорившихся фермеров и городских безработных. Вооруженные металлоискателями, лопатами и самодельными плавильными печами, они пытаются извлечь из здешних обширных месторождений природные богатства.
Изображение

Многие старатели-"ниндзя" — это монголы, потерявшие работу в начале 1990 гг. после одновременного распада СССР и социализма в Монголии. Сокращения, связанные с переходом от централизованной экономики к рыночной, вынудили их вернуться к традиционным ремеслам, таким как животноводство, ставшее к 2001 году основным видом деятельности для 30% домохозяйств. В 2001-м и 2002 годах Монголия пережила две суровые зимы, в ходе которых погибла треть поголовья скота в стране. Разочаровавшись в животноводстве, тысячи семей вооружились мисками и лопатами и принялись искать кварцы и золото на месторождениях, которые крупные горнодобывающие компании считали непригодными для разработки, или на отвалах, оставшихся после их деятельности.

Золотодобыча. Для своей работы старатели постоянно носят у себя за спиной пластиковые зеленые тазики. Из-за них старателей и называют ниндзя, так как они становятся похожими на мультяшных героев. Старатели используют обычные китайские пластиковые тазики для промывки золотоносной породы. Работают даже женщины. Женщины легко управляются с пластмассовым лотком промывая золотоносную породу, которую принесли мужчины из выработки. Золотодобыча. Клуб клад http://www.clubklad.ru


Эти золотоискатели не гонятся за богатством, в большинстве своем они просто хотят улучшить свой быт. Зажатой между Россией и Китаем Монголии удалось после распада СССР осуществить мирный и невиданный в прежде советской Азии переход к демократии. Без особых потрясений Монголия ввела у себя многопартийную систему и провозгласила свободу предпринимательства. Улан-Батор стал столицей нуворишей. Там появились виллы с видеонаблюдением, раскрашенные красотки и пробки из внедорожников всех мастей.


Но у каждой медали есть своя обратная сторона. Отказ от всеобщего государственного контроля и задолженность перед МВФ разрушили социалистическую систему социальной защиты, которой пользовались 2,8 млн монголов. После долгих лет реформ действие эффекта ножниц на отдельного индивида выражается следующей фразой, очень популярным в столице: "он разорился при демократии". Хорошие школы стали платными, здравоохранение — тоже, а пенсия, выплату которой раньше гарантировала Москва, стала совсем мизерной.


В итоге уже к 2003 году число "ниндзя" в Монголии увеличилось примерно до 30 тысяч, а в последние годы эта полулегальная индустрия переживает головокружительный бум. Стремительный рост цен на золото, установивший в сентябре прошлого года исторический рекорд в м$1920 за унцию, и ажиотажный спрос на этот металл со стороны ювелиров и промышленности Китая заразили Монголию золотой лихорадкой. К лету нынешнего года в "ниндзя" переквалифицировалось около 100 тысяч взрослых граждан (примерно 4% населения страны), помощь которым во время каникул оказывают школьники и студенты.

Золото добыча. Шахтер показывает дневную добычу. Монгольские «ниндзя» добывают золото тяжелым трудом, но это занятие позволяет хоть как-то заработать себе на жизнь.

Как ищут?

Изображение
Технологии золотодобычи, применяемые монгольскими "ниндзя", более примитивны, чем были у старателей в период золотой лихорадки в Клондайке более ста лет назад. Золотодобывающий процесс у старателей-"ниндзя" начинается с организации в небольшие группы, примерно по четыре человека. Затем с помощью железных кирок такая группа бурит в земле ямы глубиной 3—4,5 м — до тех пор, пока не натыкается на пласт с высоким содержанием золота. После расширения копанки один из "ниндзя" спускается на ее дно и при свете горящей свечи долбит породу, в то время как второй поднимает эту рудную массу на поверхность, а остальные — просеивают ее, вымывая золото.


Нудное и утомительное копание может принести большую удачу — как 65-летней монголке Хорлоо, откопавшей недавно самородок из 123 г чистого золота. За эту находку на черном рынке можно получить $6 тыс., однако такие дары природы "ниндзя" находят нечасто. "Нам с сыновьями потребовалась неделя, чтобы отрыть этот самородок, но до этого мы копали на протяжении трех лет в поисках золотой жилы", — рассказывает Хорлоо.


Работа золодобытчика – это крайне опасное ремесло. Чтобы докопаться до самых богатых золотом слоев отходов, Ччерепашки-ниндзя роют колодцы и туннели в нестабильном наносном грунте. Осыпи случаются часто, на помощь прийти некому. Зимой, когда несчастных случаев становится еще больше, старатели роют свои галереи и жгут в них покрышки, чтобы размягчить замерзшую землю.


Золотодобыча. Старатели сдают золото на перерабатывающие предприятия, где им выдают слитки. Затем в специальных лабораториях определяют чистоту золота, которое было добыто копателями.

Пятилетняя зарплата


Французский журнал "Фигаро" рисует еще одну картинку монгольской жизни. На этот раз речь идет о группе «ниндзя», работающих на месторождении, где уже вели добычу крупные компании.


И теперь этот золотоносный участок «добивают» старатели-любители. Одна из них – монголка Мунхбаяр. «Смотрите, может быть, здесь спрятано будущее моих детей", — говорит она, копаясь в иле. Если ей повезет, она в конце концов наткнется на блестящую на солнце драгоценную песчинку. Подцепив ее кончиком пальца, она вытащит свое сокровище, а потом положит его в колбу, в которых все старатели хранят свои богатства.


В глубине изуродованной экскаваторами долины Мунхбаяр моет золото в компании тех, кому реформы принесли одно разочарование, — университетских профессоров, бухгалтеров, бывших рабочих, студентов, лишенных стипендии, безденежных пенсионеров. "При коммунистах не было старателей, — уверяет нас Цемсурен, бывший милиционер, который продает инструмент "ниндзя" и покупает у них золото. — Их так много сейчас, потому что жизнь стала очень тяжелой".

Изображение
Мунхбаяр, 32-летняя учительница, и ее муж — безработный врач, все подсчитали очень быстро. Работать в школе означало для нее погрязнуть в нищете, получая зарплату 25 евро в месяц и не имея никакой надежды выбраться из этой пропасти. Золото позволило им в первый же месяц промывки заработать в 10 раз больше. Мунхбаяр ушла из системы образования, чтобы ее дети могли учиться в единственной приличной школе, за которую нужно платить 300 евро в год. С первой же оттепелью муж и жена, прихватив с собой лопаты и резиновые сапоги, приехали к брату Мунхбаяр, живущему в юрте на золотоносном участке Аранжен.


"Здесь тяжело, но можно заработать себе на пропитание, и не только на него". Муж копает, Мунхбаяр промывает руду. Они останутся здесь до осени.


На прилавке Цемсурена красуется 300-граммовый самородок, самая красивая находка последних дней. Его очистят и продадут за 2000 евро — эти деньги при средней монгольской зарплате можно заработать за пять (!) лет. Золотоискателям советуют не болтать лишнего, чтобы избежать распространения слухов и нового наплыва старателей.


Подбирая крошки за официальными добытчиками, самодеятельные старатели добывают около тонны в год; по другим источникам, эта цифра доходит до 5—6 тонн. Надежной статистики по этому поводу не существует.
В чашке 16 кг золото добытого в Монголии. Участок Заа-Мар, Монголия.


Государственная политика


Земли Монголии — одни из самых богатых в мире на золотые месторождения. В стране зарегистрировано 1083 действующих участка разработки, лишь 419 из которых легальны. В 2005 году официальный объем производства этого металла в государстве составил 21,9 т. Однако в 2009 году парламент Монголии пересмотрел политику невмешательства в деятельность горных компаний и из экологических соображений запретил добычу возле рек и лесов, аннулировав или заморозив сотни лицензий. С 2010 года производство золота легальными компаниями упало в 3,5 раза, до 6 т в год.


Сокращение белого рынка подстегнуло рост цен и стимулировало деятельность нелегальных старателей, не признающих природоохранных законов. По оценкам экспертов, "ниндзя" сейчас производят не менее 7 т золота в год. Тем не менее, понимая, что страна пока не способна обеспечить работой всех этих людей и предоставить им достойную зарплату, законодатели не запрещают деятельность старателей-"ниндзя", лишь пытаются ее регламентировать. В частности, в марте прошлого года монгольские законодатели приняли решение, согласно которому старателям рекомендовано объединяться в кооперативы, а местным органам власти поручено организовать распределение мест для поисков золота, обеспечить оплату налогов и восстановительных мероприятий.


Несмотря на то что государство, по сути, пошло им навстречу, старатели восприняли эти новшества без должного энтузиазма. В частности, налоговое бремя в сумме 58 тысяч тугриков за сезон они считают слишком высоким. По их словам, при обычных условиях в день на группу из 4 — 5 человек удается нарыть золота примерно на 10 тысяч тугриков. Таким образом, для обеспечения налоговых выплат им придется работать более трех недель. Для короткого монгольского сезона это слишком много.


Поэтому многие поисковики предпочитают работать по старинке, нелегально. При приближении сотрудников полиции (равно как и грабителей) они садятся на мотоциклы и спешно покидают свой участок. Однако наиболее сознательные приняли правила игры, предложенные государством. Они объединяются в артели или кооперативы и пытаются поднять производительность своего труда за счет применения новой техники и современных технологий.
Сеть фирменных магазинов металлоискателей.
Единый телефон 8 912 337 3333 . http://www.mdregion.ru
Телефон в Ставрополе 8 968-2-660-700 . http://www.md26.ru
г.Ставрополь ул.Мира, д. 367/21
Аватар пользователя
curiosity
 
Сообщений: 607
Зарегистрирован: 12 мар 2013, 10:03
Откуда: Ставрополь
Благодарил (а): 15 раз.
Поблагодарили: 39 раз.

Вернуться в Золотодобыча

Кто сейчас на форуме

Зарегистрированные копатели: Yandex [Bot]


cron